НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ФОТОГАЛЕРЕЯ    ССЫЛКИ    КАРТА ПРОЕКТОВ    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

ИЗ МИРА НАСЕКОМЫХ

Из фантастически разнообразного и обильного видами класса насекомых по-настоящему одомашнены лишь медоносная пчела, тутовый шелкопряд - производитель шелка, и китайский дубовый шелкопряд, дающий особый грубый шелк, - чесучу.

Из мира насекомых
Из мира насекомых

До недавнего времени культивировались и были на пути к одомашниванию несколько видов чер-вецовых щитовок, объединенных под общим названием кошенили. Из кошенили армянской, польской и особенно мексиканской добывался и пока еще добывается красный краситель кармин, применяемый в пищевой промышленности (он нетоксичен) и в лабораторных медико-биологических исследованиях.

В ряде тропических и субтропических стран с деревьев собирают выделения лаковых червецов, которые после специальной обработки поступают на рынок под названием шеллак. Эта природная смола используется для приготовления высококачественных лаков и политур. Были начаты работы по разведению лаковых червецов в субтропических районах нашей страны - Грузии, Азербайджане, Узбекистане и Туркмении.

Трудно сказать, каким путем пойдет дальше производство кармина и шеллака, ведь химия дает все больше продуктов, заменяющих их и более дешевых. Но насекомые в целом демонстрируют много видов, на которых стоит взглянуть как на кандидатов для одомашнивания. Особенный интерес ученых должны привлечь формы, способные стать источником дешевого животного белка, кормового или даже пищевого.

Трудно найти более категоричные и живучие предрассудки, чем те, что касаются пищи. Известна масса неоправданных родовых, кастовых или религиозных запретов на продукты питания. Так, верующие мусульмане и иудеи не едят свинину, а европейцы пренебрегают кониной - лакомством многих тюркских народов. Большинство живущих на земле людей решительно отвергают насекомых в качестве пищи. И это, по-видимому, несправедливо.

Исследования быта современных племен собирателей Латинской Америки, Юго-Восточной Азии и ряда областей Африки показывают, что из всего разнообразия растительных и животных объектов, которых эти люди за день собирают, самым излюбленным лакомством считаются насекомые: термиты, личинки жуков, кузнечики и другие. В своей книге «Восемь лет среди пигмеев» англичанка Энн Патнем рассказывает, как она, с трудом преодолев брезгливость, попробовала предложенных ей запеченных гусениц. По вкусу они напомнили ей креветок - лакомство «цивилизованных» народов.

Американский зоолог В. Хоффманн в статье «Насекомые как пища человека» приводит внушительный список видов этой группы, употребляемых в пищу в странах Юго-Восточной Азии. И не в глухих джунглях, а в таких городах, как Шанхай, Гонгконг, Кантон и Сингапур, где на витринах магазинов выставлены галонные стеклянные сосуды с сушеными или отваренными в соленой воде гусеницами бабочек, личинками жуков или мух и взрослыми жуками-водолюбами или плавунцами.

Известен случай, когда пирог с начинкой из личинок майского жука получил высший балл у представительного собрания парижских дегустаторов. Тут уместно привести воспоминания французского историка и натуралиста Ж. Мишле, записавшего речь своего учителя при открытии Руанского музея в первой половине прошлого века: «Жалкий предрассудок, смешная утонченность удалили наш Запад от одного из самых богатых, самых превосходных источников пропитания».

Вероятно, наши далекие предки, современные любители продуктов из насекомых и мы не так уж различаемся по своим вкусовым пристрастиям. Дело лишь в том, что неприятие насекомых в качестве пищи объясняется скорее нашими психологией и консерватизмом. В процессе эволюции, став охотниками, а позже земледельцами и животноводами, люди стали с презрением и высокомерием относиться ко многим сторонам своего прошлого - времен собирательства. Именно так многими народами были забыты высокие питательные и вкусовые качества насекомых.

Конечно, не все и не сразу признают насекомых как пищу. Но ведь многие люди старшего поколения помнят, как в послевоенные годы рекламировался камчатский краб, который тогда не очень-то пользовался спросом у покупателей по причине своей необычности. Сейчас - это желанное блюдо на любом праздничном столе, ставшее, увы, остродефицитным. Если насекомые все же не попадут к нам на стол, то их почти в неограниченном количестве могло бы потреблять животноводство, ведь они - источник животного белка, так нужного домашней птице, поросятам, пушным зверям.

Особенно интересны для народного хозяйства в плане возможного одомашнивания - саранча и термиты. Под названием «саранча» известна группа видов надсемейства саранчовых из отряда прямокрылых, отличающаяся способностью к образованию больших стай.

В древних хрониках и в фольклоре многих народов не раз описан тот ужас, который испытывали люди при появлении саранчовых стай. Действительно, подобное нашествие шестиногих - это страшное стихийное бедствие: ведь на своем пути насекомые полностью уничтожают растительность, поедая посевы, листья и даже кору деревьев. Много таких записей и в русских летописях. Так, Никоновская летопись отмечает появление на Руси полчищ саранчи в 1008 и 1103 годах. Картину нашествия на русские поля саранчи дает другая летопись владимиро-суздальского происхождения, так называемая «Радзвилловская»: «... покрыла всю землю и страшно было смотреть, шла к полуночным странам, поедая траву и жито».

А вот уже современное сообщение корреспондента газеты «Правда» В. Коровикова из столицы Индии Дели: «... на западные районы штата Раджас-тан началось нашествие саранчи из Пакистана. Особенно крупные стаи появились в округе Джайсалмер. Здесь приняты меры по уничтожению прожорливых насекомых. Так, близ Джайсалмера уничтожена саранчовая туча, растянувшаяся на пять километров».

В СССР очаги опасных для народного хозяйства видов саранчи - перелетной, итальянской, мароккской и туранского пруса - находятся под постоянным контролем энтомологов, и их формирование в большие стаи полностью исключено. Прекратились вторжения на территорию нашей страны пустынной саранчи из Афганистана и Ирана благодаря помощи в борьбе с ней этим государствам советской противосаранчовой службы. Но во многих странах Азии, Африки и Латинской Америки угроза уничтожения урожая стаями саранчи остается реальной.

Самки разных видов саранчи откладывают от нескольких сотен до нескольких тысяч яиц в своеобразные, характерные для каждого вида и зарытые в землю «кубышки» - сосудики, образованные из застывших пенистых выделений насекомых. Вышедшая из яйца червеобразная молочно-белая личинка выползает на поверхность, где линяет, превращаясь в личинку первого возраста - миниатюрную копию взрослой саранчи, лишенную, однако, крыльев. Усиленно питаясь зеленью, личинка за 30-40 дней четыре-пять раз линяет. После каждой линьки она резко увеличивается в размерах и приобретает все более развитые крылья, пока, наконец, не станет способной к полету.

В наследственной программе саранчи имеется два варианта развития. Если плотность вышедших личинок невелика, и они мало контактируют друг с другом, то реализуется вариант развития одиночной формы. В этом случае личинки имеют более выраженную защитную окраску и слаборазвитый инстинкт миграций. Чаще всего именно так и бывает.

Однако иногда при благоприятных условиях вы-плода молоди или, наоборот, из-за нехватки кормовых угодий личинки вынуждены в большом количестве скапливаться на ограниченных пространствах, непрерывно сталкиваясь друг с другом. Эти контакты служат сигналом переключения на стадную фазу развития. Плотные скопления таких личинок, значительно более ярко окрашенных, чем одиночные, неудержимо влечет к странствованиям. Эти скопления называют кулигами. Кулиги пешим порядком упорно движутся как единое целое в каком-нибудь направлении. После последней линьки, когда саранча приобретает способность к полету, кулига превращается в стаю. Ее возможности перемещаться при этом сильно возрастают. Если кулига азиатской саранчи передвигается от мест выплода примерно на 30 километров за все время своего существования, то стая преодолевает это расстояние за один день. Стаи саранчи могут перелетать на сотни и даже иногда на тысячи километров, опускаясь на землю для кормежки. Вот именно такие внезапно появившиеся прожорливые стаи и вызывают панический ужас земледельцев.

Все цифры, характеризующие массовое развитие саранчи, поражают своим поистине астрономическим масштабом. В местах выплода общей площадью до одного миллиона гектаров на каждом квадратном метре могут появиться на свет несколько тысяч саранчуков. Даже с учетом большой смертности молоди это позволит сформироваться стае общей массой в миллионы тонн. Однажды в Африке попытались определить, сколько весит гигантская стая перелетной саранчи. Подсчет, конечно, очень приблизительный, дал фантастическую цифру - 45 миллионов тонн!

В северной Аргентине на ночевку опустилась стая, покрывшая площадь около 4200 квадратных километров слоем иногда до одного метра. Если допустить, что на одном квадратном метре скапливалось около одного килограмма насекомых (а судя по толщине слоя насекомых, их там было значительно больше), эта стая весила по меньшей мере 4,2 миллиона тонн.

Можно представить себе ужас людей, когда небо над ними на многие часы закрывает темная туча саранчи, которая, опустившись на землю, съедает за один-два часа всю растительность без остатка и превращает цветущие края в голую пустыню. Для борьбы с этими насекомыми делается все возможное: их загоняют во рвы, сжигают, давят, уничтожают различными химикатами. В разных странах финансируются программы разработки методов слежения за развитием и перемещением саранчи со спутников.

А теперь, дорогой читатель, в наших рассуждениях будет довольно крутой поворот. Что же мы истребляем, уничтожая стаи саранчи? С одной стороны, мы губим своего вечного врага, а с другой - мы уничтожаем тысячи и тысячи тонн так нужной хозяйству животной белковой массы. И нужно сказать, что саранча уже давно зарекомендовала себя как вкусный и питательный пищевой продукт. Печеная или даже сырая саранча - лакомство у ряда африканских народов. В Ливии на базарах продается мука из сушеной саранчи, которая добавляется к зерновой при выпечке традиционных лепешек. По христианским преданиям, многие святые пустынники питались исключительно акридами, а это и есть саранча или ее нестайные родственники. В США при проведении в некоторых ресторанах «саранчовых дней» большим успехом пользовались блюда из этих насекомых. В магазинах Японии в наши дни очень популярна консервированная саранча, которую завозят сюда из разных стран.

Очевидно, при правильной рекламе и неназойливой тактичной демонстрации продукты из саранчи могли бы получить признание и у нас. Ну, а если нет, то не надо забывать, что существует неиссякаемый потребитель животного белка из насекомых - молодняк домашней птицы - цыплята, индюшата, утята. Вспомним, что самым узким местом в одомашнивании тетеревиных птиц оказывается пока непреодолимая потребность их птенцов в кормах из насекомых.

Вообще-то они очень вкусные...
Вообще-то они очень вкусные...

Итак, почему бы не попытаться взять саранчу под контроль и, может быть, даже одомашнить некоторые ее виды? При таком непривычном, парадоксальном подходе все то, что виделось в саранче вредным для человека, предстанет явными достоинствами. Исключительно растительная диета без излишней разборчивости, высокая плодовитость, быстрый рост и способность образовывать большие скопления в виде кулиг или стай - вот перечень качеств, которые могут поставить саранчу в ряд вероятных кандидатов на одомашнивание.

Разведение этих насекомых должно включать откладку маточным стадом «кубышек» с яйцами при такой плотности, которая наверняка направила бы развитие личинок на стайную фазу, то есть на образование кулиги. Движение кулиги изгородями можно направить в целесообразном направлении. Снимать «урожай» нужно будет перед последней линькой, когда саранчуки наберут достаточную массу, но еще не приобретут опасную способность летать. Это необходимо будет делать в сжатые сроки, потому что никоим образом нельзя допустить, чтобы стая улетела. Можно даже сконструировать машину для уборки такого необычного урожая, нечто вроде огромного пылесоса или хлопкоуборочного комбайна. И, наконец, почему бы не повести отбор взрослых особей не только на более высокую продуктивность, но и на бескрылость? Это привяжет насекомых к определенному месту.

Нарисованная здесь картина фантастична. К разведению саранчи в хозяйственных целях пока еще никто не приступал. Но почему бы не провести такого рода эксперименты, пойти на известный риск? Ведь весьма возможно, что затраты окупятся сторицей.

Как уже говорилось, стая саранчи, выросшая на растительном корме, может достигать массы 45 миллионов тонн. Примерно столько же, как я подсчитал, весит все поголовье крупного рогатого скота в США, и это примерно равно годовому улову всего мирового рыболовства. И даже, если энтомологи в подсчете ошиблись раз в десять («у страха глаза велики»), о разведении саранчи стоит задуматься всерьез.

Что же касается термитов, что у этих древнейших на планете насекомых репутация, пожалуй, еще хуже, чем у саранчи. Советский писатель-энтомолог И. А. Халифман пишет: «На земле нет другого насекомого, которое с такой методичностью и так успешно уничтожало бы всевозможные творения рук человеческих, как это делают многие термиты в тропических, субтропических и просто жарких странах мира». Дело в том, что пищей для большинства видов термитов служит древесина, на которую обычно не покушаются другие многоклеточные организмы. Целлюлозу содержат любые предметы растительного происхождения, потому что из нее строится оболочка растительной клетки. Деревянные строения, мебель, ткани, бумага, столбы, шпалы, тара (ящики), зерно, фрукты и овощи, канаты, - вот неполный перечень того, что может быть уничтожено, разрушено или приведено в негодность этими насекомыми. В поисках пищи термиты проделывают ходы в материале, который никак не может быть признан съедобным, - в свинце, резине, различных пластмассах, известковой кладке.

Когда мы читаем в газетах, что наша промышленность для экспорта на Кубу, в Индию или страны Африки выпустила тропический вариант трактора, комбайна, автомашины или станка, это означает, что изделие прошло испытания не только на высокую температуру и большую влажность, но и на «термитоустойчивость».

Все термиты, а их более 2500 видов, - общественные насекомые, строящие различной формы подземные, надземные или расположенные на деревьях гнезда. В гнезде обитает семья, которая состоит из самки-царицы, самца-царя и многочисленных их потомков - разного типа рабочих особей и выполняющих оборонительную функцию солдат. Царица, которая у некоторых видов за счет переразвитой половой системы может достигать огромных размеров, почти непрерывно откладывает яйца, часто многие тысячи в день. Все остальное население гнезда - ее дети.

Строительство гнезда и его ходов, поиск и доставка съестного - обязанности исключительно касты рабочих. И только рабочие могут питаться растительной клетчаткой - целлюлозой. Это они делают с помощью живущих в их кишечнике бактерий и простейших - жгутиконосцев, превращающих устойчивую в химическом отношении целлюлозу в усваиваемые продукты. Царь, царица и термиты-солдаты питаются только отрыгиваемым содержимым пищеварительного тракта термитов-рабочих.

По подсчетам энтомологов, в тропических лесах биомасса термитов в два - шесть раз превышает биомассу птиц и зверей, вместе взятых. Международная комиссия ученых установила, что термиты обитают на двух третях земной поверхности, достигая в тропических лесах и саваннах плотности 4,5 тысячи особей на квадратном метре. За счет их жизнедеятельности, включая активность сожителей их кишечников, производится работа глобального масштаба. Подсчитано, что ежегодно за счет процессов дыхания и брожения ими выделяется в атмосферу около 55 миллиардов тонн углекислого газа. Это в три раза больше того количества, которое поступает от сжигания ископаемого топлива - нефтепродуктов и каменного угля!

Самки термитов периодически начинают откладывать яйца, из которых в будущем формируются крылатые особи молодых самок и самцов. В определенное время эти крылатые, откормленные братьями-рабочими насекомые покидают термитник, чтобы основать свои семьи. Массовый лет крылатых термитов привлекает огромное количество птиц и зверей. И для многих лесных племен вылетевшие термиты - излюбленная пища. Опытные собиратели могут довольно точно предсказать время вылета насекомых из проломов в термитниках и загодя готовиться к этому, накрывая термитники специальными сетками-колпаками. На многих рынках Африки, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии продаются сушеные или жареные термиты - большое лакомство местных жителей.

Одомашнивание термитов может быть сочтено более безудержной фантазией, чем хозяйственное освоение саранчи. Но, согласитесь, биологические свойства этих насекомых просто обязывают обсудить эту возможность. Прежде всего в них привлекает способность питаться целлюлозой. Термиты могут не просто потреблять недоступные другим животным продукты, но продукты дешевые, иногда просто бросовые. Различные древесные остатки, пусть даже частично перегнившие, - щепки, ветки, опилки, самую низкосортную макулатуру, домашний мусор, за исключением пластмасс, стекла и металлов, - все годится в пищу термитам.

Низкоростной макулатурой можно кормить термитов
Низкоростной макулатурой можно кормить термитов

В опытах энтомологов термиты могли в течение двух лет питаться фильтровальной бумагой. Фильтровальная бумага - это химически чистая целлюлоза. Под воздействием сожителей кишечника проглоченная термитом-рабочим целлюлоза, которая есть нечто иное, как полимер Сахаров углеводов, превращается в глюкозу.

Но тогда возникает вопрос, откуда при такой однообразной углеводной пище насекомые получают другие необходимые для построения их тела вещества, прежде всего содержащие азот аминокислоты? Ответ может быть только один - в состав сложного населения сожителей кишечника термитов-рабочих должны входить микроорганизмы, способные связывать атмосферный азот, подобно бактериям из «клубеньков» бобовых растений.

Пищеварительный тракт термита-рабочего, населенный многочисленными видами микробов и простейших, можно уподобить фабрике по переработке целлюлозы и синтезу аминокислот, которая на этой экономичной основе строит тело насекомого. Так почему бы эту «фабрику» не поставить на службу человеку, одомашнив некоторые виды термитов?

В последние годы ученые выяснили, что состав семьи термитов - относительное количество в ней различных солдат и рабочих - определяется химическими сигналами, посылаемыми от особи к особи. Так как производством биомассы непосредственно заняты только рабочие, то в принципе можно дать сигнал, прекращающий «изготовление» солдат. Ведь охрану нового домашнего животного от врагов (это муравьи и мелкие млекопитающие) возьмет на себя человек. А химическим сигналом на выработку и вылет крылатых особей можно будет регулировать формирование основного урожая термитника. И, конечно же, одомашнивание этих удивительных насекомых должно сопровождаться отбором на плодовитость, быстрый рост семьи и ее всеядность.

предыдущая главасодержаниеследующая глава











© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://animalialib.ru/ 'Животноводство'

Рейтинг@Mail.ru