Пользовательского поиска
Новости     Библиотека     Фотогалерея     Ссылки     Карта проектов     О проекте

27.09.2010

Сельхозформирования должны быть многоотраслевыми - глава Мясного союза Казахстана, гендиректор ТОО «Агрофирма «Родина» И.Сауэр

На фоне успешного общего социально-экономического развития Казахстана животноводство, как и агропромышленный комплекс в целом, показывает недостаточно высокие темпы развития. По многим позициям животноводство находится на более низком уровне, чем в начале 1990-х годов. В связи с этим, в нашей стране ведется большая работа по ускоренному развитию этой отрасли. В своем Послании «Новое десятилетие - Новый экономический подъем - Новые возможности Казахстана»

Нурсултан Назарбаев
Нурсултан Назарбаев

Президент Нурсултан Назарбаев поставил новые цели для сельскохозяйственной отрасли, особо акцентировав необходимость повышения производительности труда, обеспечения продовольственной безопасности, повышения экспортного потенциала.

О проблемах отечественного животноводства и мерах, необходимых для их решения, в беседе с нашим корреспондентом говорит председатель правления ассоциации «Мясной союз Казахстана», генеральный директор ТОО «Агрофирма «Родина» Иван Сауэр.

- Иван Адамович, как Вы оцениваете состояние животноводства в Казахстане?

- Прежде всего, надо сказать, что оно сильно отстает от растениеводства. В растениеводстве, по сравнению с началом 1990-х годов, мы восстановили некоторые позиции, а по некоторым даже ушли дальше. Животноводство пережило очень трудный период с середины 90-х годов, когда животные стали разменной монетой и единственным платежным средством. Если в 1991 году в Казахстане было 9 миллионов 757 тысяч голов крупного рогатого скота, то в 1998 году их оставалось 3 миллиона 958 тысяч, и только в прошлом году поголовье увеличилось до 6 миллионов 95 тысяч голов. То есть все еще не достигло прежнего уровня. Надо учесть, что и породность скота резко снизилась. Сегодня, по статистике, 82 процента крупного рогатого скота содержится в личных подворьях. Понятно, что при такой мелкотоварной структуре производства добиться каких-то новаций и реального прогресса, практически, невозможно - это топтание на месте.

В чем причина такого отставания? Животноводство - весьма трудоемкая отрасль, оно требует больших затрат и наличия квалифицированных специалистов. Хозяйства избавились от скота потому, что заниматься животноводством сложнее, чем выращивать пшеницу.

- Что нужно делать для того, чтобы животноводство стало конкурентоспособной отраслью экономики?

- Кое-что сегодня уже предпринимается - строительство молочных мегаферм, а теперь вот откормочных комплексов. Это хорошо, но важно помнить, что на первоначальном этапе обязательно нужно завозить породистый скот. Некоторые считают, что достаточно построить откормплощадку и проблема производства мяса будут решена. Ничего подобного. С имеющимся скотом невозможно добиться высоких привесов. У нас менее 5 процентов породистого скота. Нужно также помнить, что у нас открытая экономика, а кругом конкуренты. Абсурдно в таких условиях рассчитывать на какие-то результаты с беспородным скотом.

У нас есть хорошая мясная порода - казахская белоголовая. Но животных этой породы осталось чуть больше 76 тысяч голов, причем и генетический потенциал их снизился. Сейчас, если думать о быстром увеличении производства мяса, базироваться на этом поголовье будет неправильно. Нужно завозить скот, который способен давать по два килограмма привеса в сутки.

Но и те 82 процента поголовья, которые находятся в личных подворьях, тоже нельзя сбрасывать со счетов. Здесь также необходимо навести порядок. Сейчас говорят, что мясо должно попадать на рынок только через убойные пункты, и это абсолютно правильно. Плохо то, что Минсельхоз остался один на один с этой проблемой - местные власти и другие ведомства не поддерживают эту работу. А если не будет решен этот вопрос, и убой будет продолжаться где попало - это не только ветеринарно-санитарная проблема, это способствует и продолжению краж скота.

Нужно реанимировать систему закупок животноводческой продукции - необязательно в том виде, какой она была в советское время, но такая система должна быть. Для этого необходимо льготное налогообложение. Вообще, в отношении личных подворий нужно принимать решительные меры. Сейчас в этом секторе все предприниматели - нелегалы. Все производство нужно легализовать, и одновременно предоставить максимальные налоговые преференции.

Государство на этом ничего не потеряет - ведь мелкие производители и сегодня налогов не платят. Но если они легализуются, мы будем видеть реальное положение в отрасли. Для этого нужен закон о личном подсобном хозяйстве. Ведь что такое личное подсобное хозяйство в его сегодняшнем виде? Есть жители, которые держат две-три головы скота - только для личного потребления. И есть такие, кто уже имеет целые стада. Нужно определить четко - с какого поголовья личное подсобное хозяйство становится товарным.

Если человек в своем личном подворье работает на рынок - он предприниматель. Я не говорю, что его нужно задавить налогами. Но, во-первых, нужно соблюдать санитарные нормы. Есть такие люди, что держат на своем подворье 40 свиней - в центре села. А все соседи должны наслаждаться запахами этого личного подсобного хозяйства. Вот в чем проблема - он предприниматель, а у нас нет конкретного закона, чтобы его поставить в какие-то рамки. Пусть те, у кого много животных, оформляются как предприниматели и строят помещения за селом.

- Значит, нужно установить ограничения на количество скота, которое можно держать на личном подворье? Но ведь для многих сельских семей это единственный источник средств к существованию, как же они обойдутся без скота?

- К сожалению, вокруг этого законопроекта, который уже несколько лет находится на рассмотрении Парламента, идут определенные спекуляции. Действительно, личное подворье - единственный источник средств для многих семей. Но их все равно нужно регулировать, и этот вопрос придется решать, рано или поздно. Если такой закон будет принят, он позволит решить множество проблем.

Этот вопрос с ограничением поголовья в личных подворьях, повторюсь, слишком заполитизирован. Возможности для его решения есть. Почти возле каждого села стоят скелеты баз. Их нужно признать бесхозными и отдать людям на конкурсной основе, пусть держат свой скот в этих помещениях. Конечно, как малому бизнесу, таким хозяйствам нужно предоставить льготы. Но их нужно ставить в рамки законодательства, они должны участвовать в программах развития животноводства - например, в программе крупномасштабной селекции. Самое главное, что тогда можно будет контролировать эпизоотическую обстановку, чтобы не повторялись такие случаи, как недавние вспышки сибирской язвы в Павлодарской, Акмолинской областях.

- Был такой период, когда говорили, что в небольших хозяйствах производство более эффективно. А теперь считают, что нужно укрупнять животноводческие хозяйства?

- Конечно, их нужно укрупнять. Мы же видим, что происходит в мире. Когда в 1990-е годы мы начали выезжать в Европу, нам показывали фермы, где содержалось 15-20 голов скота, и крупными у них считались хозяйства, где было 50 голов. А сегодня, когда прошло 18-20 лет, у них молочные фермы на 1000-1500 голов. И нам нужно укрупнять, но этот процесс государство должно подтолкнуть. Потому что такое состояние животноводства, в каком оно находится у нас, неприемлемо. В личных подсобных хозяйствах мизерные надои и привесы, потому, что скот низкопородный. Кроме того, мы потеряли прежнее кормопроизводство. На одних грубых кормах хорошую продукцию нельзя получить, к тому же корма дорогие.

- Какие задачи ставит перед собой созданный недавно Мясной союз? Будут ли у него входить мелкие хозяйства?

- В Мясной союз уже вошли не только крупные хозяйства, но и много мелких крестьянских хозяйств. Нам нужен этот союз, потому, что сегодня мало кого волнуют проблемы животноводства. А ведь развитое животноводство - это, прежде всего, круглогодичная занятость для сельских жителей. В свое время, у себя в агрофирме «Родина», я сохранил животноводство именно с целью обеспечить занятость жителей. Некоторые раньше думали, что человек может 3 месяца работать, 9 месяцев бездельничать, а потом снова работать. Но это не так, и в связи с неполной занятостью мы потеряли много кадров. Поэтому, я с самого начала сохранял у себя в «Родине» животноводство, чтобы занять людей. Основным бизнесом было и остается полеводство. Но, благодаря тому, что у нас крупное хозяйство, животноводство теперь тоже стало бизнесом.

Нам нужно возродить и развивать животноводство дальше, тогда и все социальные проблемы на селе будут решаться. Государству, начиная с Минсельхоза, нужно радикально изменить подходы к развитию животноводства. Я не раз говорил об этом: почему дают субсидии на зерно? Ведь зерновые хозяйства почти всегда имеют прибыль.

Животноводство почти всегда в убытке, а субсидии, которые выделяются на эту отрасль - это просто слезы. Нужно изменить эту ситуацию. Кроме того, я глубоко убежден, что сельхозформирование, не имеющее животноводства, однобокое и нежизнеспособное. А чем еще может заниматься сельскохозяйственное предприятие - самолеты, что ли, выпускать? Сельское хозяйство должно быть многоотраслевым, эта дает стабильность - экономическую и социальную. Например, в кормопроизводстве бывает занято много людей, это как раз летом, когда в животноводстве занятость меньше.

- Как сегодня формируются рыночные цены на животноводческую продукцию? Что даст в этом плане создание крупных откормочных комплексов?

- У нас цены на мясо не намного ниже, чем в Европе и России. Это из-за того, что нет крупных производителей. Мяса мало, поэтому цена достаточно высокая. Если у нас будут крупные откормочные комплексы со своим собственным кормопроизводством, они могут дать много продукции по более низкой цене. Сейчас на рынке, как я уже говорил, слишком много мелких участников, поэтому цены определяются посредниками.

Следует также отметить, что при производстве мяса на личном подворье себестоимость ниже, чем, например, в агрофирме «Родина» и в других крупных хозяйствах. Ведь частники не платят налогов и, вообще, никак не участвуют в развитии и содержании сельской инфраструктуры.

Например, в «Родине» все построено за счет производства - все социальные объекты, инфраструктура. Частники, как жители села, пользуются всем, что построено за счет крупного хозяйства, но сами никаких обязательств не несут. Конечно, у них и себестоимость ниже. Поэтому, в конкурентном отношении они выглядят лучше. Но здесь также есть парадокс - они налогов не платят, но и не развиваются. Потому, что у них нет продуктивности. Они могут получать 300 граммов привеса в сутки, а потом отдают мясо посреднику за бесценок. Казалось бы, это должно влиять на цены в сторону снижения, но снижения не происходит, потому, что, как я уже отмечал, в настоящее время цены на рынке определяют посредники.

Еще один аспект проблемы - в отличие от земледелия, животноводы получают деньги только по факту, когда сдадут мясо или молоко. Сегодня о кредитовании под будущее молоко даже говорить смешно. Поэтому нужно создавать торгово-закупочную сеть, чтобы закупочные предприятия, конкурируя между собой, заключали фьючерсные сделки. Они будут вынуждены это делать, чтобы удерживать рынок и своих клиентов. Система закупа в животноводстве должна быть поднята на такой уровень, который сложился в зерновом хозяйстве.

- Для поддержки развития отрасли создана корпорация «Мал онимдери», но он пока еще не играет в животноводстве такую роль, как «Продкорпорация» в растениеводстве. В чем причина такого положения?

- Действительно, «Продкорпорации» многое удается - это нужно признать. Есть, конечно, и критика в ее адрес, но это либо от незнания, либо от лукавого. Основную свою задачу «Продкорпорация» выполняет - она стала главным игроком на зерновом рынке Казахстана. Почему у «Мал онимдери» не все получается? Дело в том, что у них с «Продкорпорацией» были разные стартовые условия. «Продкорпорация» с самого начала базировалась на крупных зерновых хозяйствах. Мелкие хозяйства большой роли не играли. А в животноводстве крупных холдингов, таких как зерновые, вообще не существует. «Мал онимдери» работает в гораздо более сложных условиях. Конечно, эта компания уже наделала много ошибок, но то, что она есть - уже хорошо.

- На прошедшем недавно в Астане Международном животноводческом форуме Вы говорили о том, что Мясной союз будет вносить в Правительство консолидированные предложения от производителей и переработчиков мяса по улучшению ситуации в отрасли. Какие это будут предложения?

- В принципе, о многих проблемах говорилось на Форуме, и Минсельхоз уже принял к сведению ряд наших предложений. Прежде всего, чтобы животноводство развивалось и стало конкурентоспособным, нужно пересматривать систему субсидирования. Субсидии в животноводстве должны быть такими, чтобы оно стало интересным для бизнесменов. Пусть меня не упрекают в лоббировании животноводства, мой основной бизнес - это зерно. Но я считаю - чтобы поднять животноводство, нужно, может быть, полностью перенаправить в него субсидии.

- С помощью холдинга «КазАгро» у нас реализуются крупные проекты в животноводстве. Смогут ли стабильно работать эти узкоспециализированные предприятия?

- Проблема в том, что эти проекты реализуют люди, не имеющие достаточных финансовых ресурсов. Они рассчитывают только на государственные кредиты, и у них минимальная кормовая база. В случае кризиса у них не будет возможности преодолеть сбой, а в засушливый год им придется покупать корма у других хозяйств, и это тоже может привести к банкротству. «КазАгро» и его дочерние компании сильно рискуют, кредитуя такие проекты. А сельхозформирования, имеющие финансовые ресурсы, которые могли бы успешно преодолевать трудности периода становления животноводческих предприятий, в таких проектах пока еще не участвуют. Крупное зерновое хозяйство за счет зерна может покрыть убытки от животноводства, у него не будет недостатка в кормах. Вообще, жизнь показывает, что многоотраслевые хозяйства намного устойчивее к кризисам. Например, сельхозкооперативы в Восточной Германии дают большую фору мелким фермам. Все успешные крупные сельхозформирования в Казахстане также многоотраслевые - хозяйства Зенченко, Акулова и других.

- Многие фермеры говорят о трудностях при получении кредитов от холдинга «КазАгро» и его дочерних компаний. С критикой в адрес холдинга часто выступают и депутаты Парламента. Что, на Ваш взгляд, должно измениться в кредитной политике «КазАгро»?

- Около года я сам был членом совета директоров «КазАгро», и знаю, что отдельным крестьянским хозяйствам почти невозможно получить доступ к кредитным средствам. И это не вина «КазАгро» - немыслимо работать с каждым хозяйством по отдельности. Нужно создавать кредитные организации на местах, чтобы все хозяйства, независимо от их размеров, могли обращаться за кредитами. К сожалению, в настоящее время крестьянским хозяйствам очень трудно их получить, а с другой стороны - много кредитов не возвращается, хотя, казалось бы, идет очень жесткий отбор. Я считаю, что «КазАгро» и его дочерние компании не должны всю работу брать на себя, они должны делиться - и средствами, и ответственностью. «КазАгро», как национальный холдинг, должен решать стратегические задачи, в масштабах всей страны, а не заниматься кредитованием отдельных проектов. «КазАгро» должен передавать средства в кредитующие организации и следить за тем, чтобы конечный заемщик - сельхозтоваропроизводитель - получал кредит со ставкой не выше фиксированного уровня.

- Это относится и к «Мал онимдери»?

- Да, чтобы «Мал онимдери» могла стимулировать развитие животноводства, нужно создавать сеть заготовительных пунктов. «Мал онимдери» должна работать с ними, и с их объединениями, а не с каждым хозяйством по отдельности. Потому, что в животноводстве много мелких хозяйств, со всеми «Мал онимдери» не сможет работать. Заготовительные пункты могут быть ее дочерними предприятиями или принадлежать другим компаниям. Важно, чтобы они, пользуясь средствами Нацфонда, брали на себя и риски.

- Какими должны быть ставки и сроки кредитов для успешного развития животноводства?

- В моем понимании, ставка, приемлемая для животноводческих хозяйств, при получении кредита для пополнения оборотных средств, не должна превышать 8 процентов. Если же речь идет о покупке техники, то, во-первых, сроки должны быть не 5 лет, а соответствовать срокам амортизации этой техники. И ставка не должна превышать 4-5 процентов. А если кредит нужен для создания предприятий по переработке продукции животноводства, то кредит должен быть вообще беспроцентным. Иначе эта отрасль не поднимется. У нашего государства есть такие возможности, а беспроцентный кредит - это лучше, чем субсидии, которые не всегда стимулируют развитие производства, и их распределение трудно отследить. Мы в своих расчетах основываемся на данных, которые предоставляет «КазАгроМаркетинг», и думаем, что они близки к реальности - цены на продукцию, их колебания. И в своих предложениях, которые мы собираемся вносить в министерство, мы укажем конкретные цифры - по ставкам и срокам.

- Спасибо за беседу.


Источники:

  1. inform.kz


Рейтинг@Mail.ru
© Бережная Наталья - подборка материалов. Злыгостев А.С. - подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://animalialib.ru "AnimaliaLib.ru: Животноводство"