НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ФОТОГАЛЕРЕЯ    ССЫЛКИ    КАРТА ПРОЕКТОВ    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Потребность зверей в питательных веществах и энергии. Потребность в протеине

Белковое обеспечение организма тесно связано с уровнем энергетического и витаминного питания животного и зависит от набора и соотношения аминокислот в скармливаемом протеине. За оптимальную потребность зверей принимают такое количество всесторонне сбалансированного по аминокислотам протеина, которое наиболее полно используется организмом и обеспечивает здоровое состояние животных и высокую их продуктивность (рост, развитие, размножение, качество меха).

В большинстве ранних (до 1959 г.) исследований, где изучали потребность зверей в протеине, подопытных животных кормили по рационам с относительно малым содержанием жира. Значительную часть содержавшегося в испытуемом корме протеина звери вынуждены были расходовать на покрытие энергетических затрат организма.

Поэтому при скармливании зверям тощих мясных субпродуктов и нежирной рыбы не удавалось получить высоких показателей роста молодняка даже при обильном скармливании животного протеина.

Из-за недостаточного притока энергии самцы норки на рационах тех лет в лучшем случае достигали к 7-месячному возрасту живой массы 1250-1300 г, то есть на 1000-1200 г меньше живой массы самцов, выращиваемых теперь на рационах с повышенным содержанием жира и углеводов.

Видимо, повышение концентрации энергии в рационах обеспечивало более полное проявление потенциальных возможностей зверей к увеличению величины тела, возросших в результате селекции на укрупнение.

С этих позиций результаты исследований, в которых потребность зверей в протеине определяли на фоне низкого содержания жира и углеводов в рационах, а также данные опытов, где продуктивность зверей была низка и молодняк не достигал высокой живой массы, потеряли в настоящее время свое практическое значение и не могут быть положены в основу норм протеина.

Потребность щенков норок в протеине (с 15 июня по 1 декабря). Большой вклад в изучение потребности молодняка норок в протеине внесли исследователи Скандинавских стран.

Petersen еще в 1959 г. испытывал на норках рационы с 11,8; 10,5; 9,6; 7,6 и 6 г переваримого протеина на 100 ккал. Самцы, получавшие 6 г протеина на 100 ккал, уступали по конечной массе и качеству шкурок самцам, выращенным на рационах с большим содержанием протеина. Снижение же дачи переваримого протеина до 7,6 г на 100 ккал не сказалось отрицательно на росте и качестве опушения самцов. Что касается самок, то различия в размере и качестве шкурок между всеми группами были невелики и недостоверны. Следует указать, что в опыте Petersen норки были некрупные: максимальная масса перед забоем у самцов была 1645 г, у самок - 952 г.

Ahman (1959), испытывая на молодняке норок с 12 июля по 5 декабря рационы с 13,3 и 8,4 г протеина на 100 ккал, не обнаружил у щенков разницы в росте и качестве меха.

В опытах Madsen (1960) пастелевые норочьи щенки, получавшие с 1 июля по 15 ноября на 100 ккал обменной энергии 8 г переваримого протеина, не отличались по конечной массе, размеру и качеству шкурок от молодняка норок, которого кормили по рационам, содержавшим 11 г переваримого протеина. Сходные результаты были получены этим исследователем на молодняке стандартной норки, получавшей от отсадки до забоя рационы с 9; 10,5 и 12 г переваримого протеина на 100 ккал корма.

Jorgensen (1962) приводит данные ряда опытов, свидетельствующие об отсутствии заметного отставания в развитии щенков и качестве шкурки при снижении уровня переваримого протеина на 100 ккал до 9 г в июле - августе и до 8 г позднее.

Rimeslatten (1964) на основании анализа результатов скандинавских опытов за 1958-1963 гг. делает вывод о возможности без опасения снизить содержание переваримого протеина в рационах отсаженного молодняка норок с середины августа до 8 г на 100 ккал при условии поступления с жиром как минимум 35% энергии и применения легкопереваримых углеводистых кормов.

Скандинавское общество исследователей рекомендует давать в рационах норочьим щенкам от 9 до 11 г переваримого протеина с 16 сентября до забоя их на мех. Меньшие нормы протеина должны сочетаться с высокими дачами жира - 35-45% от обменной энергии корма (Jorgensen, 1967).

В отечественных исследованиях (Перельдик, Титова, Кузнецова, 1963), в которых изучалось влияние на рост и развитие норок рационов с разным содержанием протеина и жира, было показано, что при доведении количества жира до 5-5,5 г на 100 ккал молодняк норок с 1 июля до 15 ноября нормально растет и дает шкурку высокого качества при 7,5-8 г переваримого протеина на 100 ккал обменной энергии. Увеличение уровня протеина до 11,5 г на 100 ккал не дало положительного эффекта по сравнению с более низкими дачами белка в сочетании с повышенным содержанием жира в рационе. Стандартные норки в этих опытах в среднем потребляли в день по 365 ккал и имели конечную среднюю массу 2150 г для самцов и 1050 г для самок. При малом содержании жира в корме (менее 3 г на 100 ккал) и даче 11,7 г протеина на 100 ккал звери потребляли в среднем 317 ккал в день и конечная масса у самцов не достигала 2 кг, у самок - 1 кг. Молодняку норки с 1 июля по 15 ноября требуется в среднем 28-30 г переваримого протеина в сутки.

При высокополноценных животных кормах, применяемых на американских фермах, Leoschke (1968) считает 7,8-9,2 г переваримого протеина на 100 ккал обменной энергии высокой нормой для молодняка, а 6,8 г умеренной.

Лебенгарц (1968), исследуя влияние энерго-протеинового отношения на рост норок, установил, что самцы норок в раннем возрасте (до 3,5 месяцев) на рационах с умеренным содержанием протеина (8,5-9,5 г на 100 ккал) уступают по отложению энергии и белка норкам, получавшим много белка (11,1 -12,4 г на 100 ккал), но в более старшем возрасте они на этих рационах используют питательные вещества корма лучше и догоняют по росту щенков, получавших обильные дачи белка.

Щенки на повышенной даче протеина несколько интенсивнее росли до 3,5 месяцев, но в последующем снижали скорость роста по сравнению со щенками, получавшими умеренные дачи протеина. В результате звери как той, так и другой группы достигали к забою одинаковой живой массы и шкурки их были равного качества и размера.

При высокой концентрации энергии путем введения в рацион жира и легкоусвояемых углеводов и скармливании хорошо сбалансированного по аминокислотам протеина норки нормально растут и на еще меньших дачах протеина.

Перельдик, Титова и Кузнецова (1970) вырастили стандартных самцов норок живой массой 2010 г и самок массой 1097 Г при скармливании с начала июля до забоя в ноябре всего лишь 6,35 г переваримого протеина на 100 ккал обменной энергии (в рационе содержалось 40% целой рыбы, 40% рубца, 20% бараньих голов от белка животных кормов). На зверя скормлено в сутки по 18,4 г переваримого протеина, в том числе по 13,5 г животного белка с колебанием по месяцам от 15,4 до 21,4 г общего переваримого протеина и от 11,2 до 15,6 г животного белка. В контрольной группе, где молодняку норок давали переваримого протеина 10 г на 100 ккал, или 26,6 г на зверя в сутки (колебания от 22,8 до 28,9), самцы в ноябре весили 2174 г и самки-1164 г. Площадь шкурок у самцов на больших дачах протеина была больше на 37 см2. Что касается густоты зимнего волоса, то не было обнаружено разницы между группами, выращенными на разных уровнях протеина. В опытной группе она составила 12,4, а в контрольной-12,56 условной единицы.

Skrede (1976) привел результаты опытов, выполненных им в 1971, 1973 и 1974 гг. с целью уточнения норм протеина для молодняка норок от отсадки до забоя. Выяснялось действие на рост щенков и качество их зимнего волосяного покрова рационов с разным содержанием переваримого протеина - от 11,8-12,2 до 5,3-6,3 г на 100 ккал обменной энергии. Во всех опытах были получены согласованные данные: рационы, в которых на долю переваримого протеина приходится 30% обменной энергии, что соответствует примерно 7 г протеина на 100 ккал, обеспечивают нормальный рост щенков и получение шкурок хорошего качества. Живая масса достигала к забою при таком кормлении у самцов около 2 кг, у самок - около 1,1 кг. Шкурки по качеству мало уступали шкуркам зверей, получавших более высокие дачи протеина. Самцы и самки в среднем потребляли по 310-330 ккал в сутки независимо от дачи протеина. Заслуживает внимания то обстоятельство, что указанный уровень протеина удовлетворял потребность зверей при преимущественном скармливании им рыбных отходов от филейного производства с малым процентом кожи рыб и тресковые головы. Автор исследования не рекомендует применять более низкие нормы протеина (5,3-5,8 г на 100 ккал обменной энергии), поскольку они сдерживают рост зверей и не обеспечивают получение шкурок нормального качества.

На умеренных нормах переваримого протеина (около 8 г на 100 ккал обменной энергии) способен нормально расти и молодняк норок крупного размера. В опытах Д. Перельдика (1974) растущие самцы норок особо крупной пастели в ноябре достигали в среднем живой массы в 2,51 кг на рационах с 8,2 г переваримого протеина на 100 ккал при потреблении в среднем с июля по октябрь 411 ккал обменной энергии на зверя в сутки. В группе аналогичных зверей при том же наборе кормов в рационе, но с 11,5 г переваримого протеина на 100 ккал и при среднесуточной потребности 424 ккал средняя живая Масса самца составила 2,13 кг. Особо крупных шкурок (площадь более 910 см2) в группе на умеренной норме протеина было 94,2%, а на высокой норме-39%. Шкурки имели зачет по качеству соответственно 108,1 и 87,9%. Самки меньше реагировали на колебание уровня протеина: живая масса их к забою колебалась в пределах 1,30-1,35 кг.

Д. Перельдик (1974) в балансовом опыте показал, что щенки норок более эффективно используют энергию корма на отложение при умеренном уровне протеина (около 8 г на 100 ккал) и повышенной даче жира (5-5,5 г на 100 ккал) благодаря уменьшению затрат энергии (теплоприращения) на усвоение корма по сравнению с рационом, богатым белком (11 г на 100 ккал) и имеющим пониженную концентрацию энергии.

Самков и др. (1976) сравнивали интенсивность роста и качество шкурок у молодняка стандартных, пастелевых, серебристо-голубых и сапфировых норок, которых кормили по рационам с 8,2 и 11 г переваримого протеина на 100 ккал обменной энергии. Конечная масса тела и площадь шкурок у самцов всех расцветок были выше в группах на умеренных дачах протеина. При содержании 8,2 г протеина и 5,2 г жира на 100 ккал обменной энергии норки всех типов расходовали на 1 см2 шкурки в среднем 4,5 г переваримого протеина. Расход протеина у зверей был ниже, чем при использовании рационов с 11 г протеина и 3,9 г жира: у стандартной норки на 42%, у пастелевой на 37% и у серебристо-голубой на 29%.

Среднее потребление корма самцами и самками в летне-осенний период было практически одинаковым на рационах с разным содержанием протеина и колебалось от 340 ккал у сапфировых до 370 ккал у серебристо-голубых и пастелевых. На 100 ккал в группах с пониженным содержанием протеина приходилось 90 мг триптофана и 285 мг метионина и цистина.

Приведенный обзор исследований говорит о том, что уровень протеина в рационах отсаженного молодняка норок может колебаться в широких пределах, обеспечивая в то же время высокие привесы и нормальное развитие волосяного покрова.

Больше протеина нужно вводить в рацион норок, когда в нем содержится мало жира и когда в него входят корма с низкой биологической ценностью белка.

В хозяйствах, где применяют рационы, высококонцентрированные по энергии (содержание жира 5-6 г на 100 ккал), и скармливают достаточно полноценные животные корма, высокие показатели по росту молодняка и качеству его шкурок обеспечивают дачи переваримого протеина в количестве 7-8 г на 100 ккал обменной энергии.

Потребность норок основного стада в протеине. Фундаментальных исследований, относящихся к выяснению потребности норок основного стада в белке, проведено мало.

Предлагаемые в разных странах для практического применения нормы протеина для этой группы зверей основаны главным образом на хозяйственных наблюдениях и на результатах отдельных небольших опытов.

В рекомендациях разных исследователей нашли отражение, как правило, меньшие по величине дачи переваримого протеина, которые в производственных условиях обеспечили высокую воспроизводительность самок и нормальный рост подсосного молодняка.

Перельдик и Титова (1950) нашли, что взрослые и молодые самки стандартных норок, которые с 1 августа до 15 июля следующего года получали 42% животных кормов (от общей калорийности рациона), или 8,2 г переваримого протеина на 100 ккал обменной энергии, давали к отсадке в среднем на родившую самку 5,87 и на основную самку 5,35 щенка. Аналогично подобранные самки норок, которым давали с кормом в течение года 12,5 г переваримого протеина на 100 ккал корма (70% животных кормов от общей калорийности), не превышали по продуктивности контрольную группу: родилось на подопытную самку 5,71 щенка и сохранилось к отсадке 5,33 щенка.

Аналогичные результаты были получены Самковым и Ефремовым (1976). Молодые самки стандартных, серебристо-голубых и пастелевых норок, выращенные на рационах с 8,4 г переваримого протеина на 100 ккал и продолжавшие получать в зимне-весенний период 8,3- 8,6 г переваримого протеина на 100 ккал, имели высокие воспроизводительные способности: в среднем принесли по 4,71-5,46 щенка на основную самку к регистрации.. В корме содержалось триптофана 92 мг, а серосодержащих аминокислот 285 мг на 100 ккал. В контрольных группах с 11 -11,6 г протеина на 100 ккал в зимний период выход щенков составлял 4,16-4,52 на основную самку.

В опыте Растимешиной (1977) в группах растущих норок, которых кормили в летне-осенний период по рациону с 6,9 г переваримого протеина на 100 ккал (24,5- 26 г протеина на зверя в сутки), были получены высокие показатели по выходу молодняка -5,28-5,34 щенка на основную самку. С декабря самок в этом опыте кормили по рациону с 10,5-11 г протеина на 100 ккал.

Skrede (1978) выяснял действие рационов с содержанием 11; 8,5 и 6 г переваримого протеина на 100 ккал на воспроизводительную способность самок, сохранение и рост полученных щенков при кормлении по таким рационам с 17 декабря до 8-недельного возраста. Единственным источником животного протеина служили рыбные отходы трески и мерлана. Наиболее благоприятным по влиянию на сохранение и выход молодняка к отсадке оказался средний уровень протеина (8,5 г на 100 ккал). При высокой даче протеина самцы норок, несколько лучше росли с 6- до 8-недельного возраста.

Заслуживает внимания то, что норвежские исследователи в своих опытах не находили заметной разницы в плодовитости норок на зимних рационах с колебанием количества переваримого протеина от 7 до 15 г на 100 ккал обменной энергии (Rimeslatten, 1959, 1964). В опытах датских исследователей колебание уровня протеина в период лактации от 8,5 до 13,5 г белка на 100 ккал корма при высоком содержании жира и умеренной даче углеводов не оказало влияния на рост и выход щенков (Jorgensen, 1961, 1962). В практических рекомендациях скандинавских исследователей нормы переваримого протеина несколько выше дач белка, оправдавших себя в опытах (8-11 г на 100 ккал). Они объясняют это тем, что в производственных условиях хозяйства вынуждены часто кормить зверей животными белками малой биологической ценности. Кроме того, недостаточно выяснено влияние высоких дач жира в период размножения. Учитывается также, что сокращение, дачи животных кормов уменьшает приток в организм ряда важных веществ - витаминов, минеральных солей и др. Из этих же соображений в отечественных нормах, для основного стада предусматривается в летний период тот же уровень протеина, что и для отсаженного молодняка.

В осенне-зимние месяцы (с октября по май) предпочтение пока отдается рационам с содержанием 10-11 г переваримого протеина на 100 ккал независимо от количества даваемого жира.

Потребность норок в аминокислотах. К рекомендуемым в настоящее время протеиновым нормам следует относится как к далеко не совершенным. Поскольку они установлены эмпирическим путем без учета потребности организма в отдельных аминокислотах, то нет уверенности в том, что они будут в одинаковой мере эффективны при различном качестве (аминокислотном составе) применяемого в рационах протеина.

Практикуемый в опытах и производстве прием обеспечения полноценности протеина включением в кормовую смесь разнообразных источников недостаточно надежен и не в состоянии давать однозначные результаты. Поэтому можно ожидать, что выявленные нормы протеина как минимальные могут в практических условиях в зависимости от состава незаменимых аминокислот в корме в одних случаях оказаться недостаточными, а в других - избыточными по отношению к истинной потребности зверей в белке.

Более точным критерием оценки эффективности норм и качества белка в рационах может служить лишь соответствие количества и соотношения аминокислот, входящих в состав кормов, потребности организма в них.

Аминокислотный состав тела норки или другого зверя близок к набору аминокислот в теле других животных. Мышечная ткань, за счет которой преимущественно увеличивается масса тела, сходна по составу протеина у млекопитающих и рыб. Поэтому при скармливании мышечного мяса целой рыбы достигается наилучшее использование протеина молодняком зверей.

В практических условиях по экономическим соображениям часто используют для кормления зверей мясные субпродукты с высоким содержанием коллагена (головы бараньи и говяжьи, трахея, книжка, легкие, рубец, отходы птицы). В протеине таких кормов на 30-60% меньше серосодержащих аминокислот - метионина и цистина, а также триптофана, изолейцина, гистидина, треонина - по сравнению с протеином мышечного белка. Чем больше в корме коллагена (желатина), тем беднее он этими аминокислотами. В самых разнообразных мясных кормах процентное содержание других незаменимых аминокислот - аргинина, лизина, фенилаланина, лейцина и валика - колеблется в довольно узких пределах.

У растущих зверей наиболее высока потребность в аминокислотах, содержащих серу. Эти аминокислоты необходимы для роста волоса, протеины которого содержат около 15% цистина. Потребность зверей в метионине и цистине особенно велика в период формирования зимнего меха (август - октябрь), в значительной части совпадающий с периодом роста зверей. У норок, у которых отношение массы волоса к живой массе выше, чем у более крупных по массе лисиц и песцов, и потребность в цистине больше. Содержание незаменимых аминокислот в некоторых кормах приведено в таблице 1 в сравнении с аминокислотным составом тела и меха норочьего щенка.

При преобладании в рационах норочьих щенков мясных субпродуктов с высоким содержанием коллагена к критическим аминокислотам, которые могут лимитировать рост тела и развитие волосяного покрова, следует отнести метионин, триптофан.

1. Аминокислотный состав некоторых кормов в сравнении с телом и волосом норочьего щенка (% к протеину - NX6.25)
1. Аминокислотный состав некоторых кормов в сравнении с телом и волосом норочьего щенка (% к протеину - NX6.25)

(Примечание. Состав тела и волоса норки дан по Moustgaard и др. (1957), а состав кормов - по Ионкиной (1968))

Из таблицы 1 видно, что в желатине метионина с цистином в 6 раз меньше, чем в мышечном протеине, и в 20 с лишним раз меньше, чем в белке волоса. Триптофана в желатине почти нет (менее 0,01%), а содержание других аминокислот в 2-3 раза ниже, чем в теле щенка.

Цистин относится к заменимым аминокислотам - организм способен синтезировать его из метионина. Хотя цистин не может заменить метионин и при дефиците последнего не обеспечивает рост животных, но при достаточном поступлении он уменьшает расходование метионина.

Поскольку пушные звери могут использовать значительное количество цистина корма на образование волоса, не прибегая к образованию его из метионина, то. правомерно оперировать суммарным содержанием в корме серосодержащих аминокислот.

Потребность норок и других зверей в аминокислотах изучена недостаточно. К более ранним работам, относящимся к этому вопросу, можно отнести опыты Travis с соавт. (1949), Davis (1953), Leoschke и др. (1959).

Travis показал, что на рационах, в которых преобладал белок растительного происхождения, у щенков норок не увеличивалась масса. Добавление к растительному протеину метионина, лизина и триптофана восстанавливало рост животных. В опытах Leoschke молодняк норок, получавший казеин в качестве единственного источника протеина, хорошо прибавлял в массе до начала осенней линьки. В сентябре и октябре они плохо поедали корм с казеином и у них снижалась масса. Норки, которым добавляли к корму 0,5% аргинина и 0,25% метионина, по росту и качеству зимнего меха мало отличались от норок на хозяйственном рационе. Добавление одного аргинина или одного метионина давало меньший эффект, чем одновременное введение этих двух аминокислот. Так как недостаточность проявлялась в начале формирования волосяного покрова, то авторы исследования считают, что количество аргинина и метионина в рационе с казеином не покрывало потребность организма для образования волоса.

В опытах Орегонского университета, где применяли преимущественно рыбные корма (Davis, 1953), рост волоса у молодняка норок лимитировал аргинин.

При использовании комбикормов, содержащих сухие животные корма в качестве источника протеина, критическими аминокислотами для норок оказались метионин и лизин (Hoogerbrugge, 1968).

Влияние метионина на рост молодых норок и качество их опушения установлено в работе Милованова (1963). Норочьим щенкам в качестве основного источника протеина давали фарш из бараньих голов (без языка). Самцы норок, получавшие с 20 июля по 20 ноября в среднем по 23,7 г переваримого протеина в сутки, ощущали недостаток метионина, в результате чего 40% зверей имели к забою редкий волос на боках. При добавлении к корму по 600 мг метионина на голову число шкурок с этим дефектом снизилось до 14%. Недостаточность метионина была отмечена и в группе, получавшей 26,5 г такого же белка на зверя в сутки; в ней было зарегистрировано 9% шкурок с редким волосом. Норки, получавшие дополнительно по 300 мг метионина, не имели этого дефекта. У норок на рационах, дефицитных - по метионину, остевой волос был малоупругим, легко сминающимся, разной высоты и ненормального блеска. Добавление синтетического метионина влекло за собой увеличение числа пуховых волокон в пучке, рост длины ости и повышение ее однородности по длине и толщине. В Научно-исследовательском институте пушного звероводства и кролиководства с 1963 по 1968 г. (Перельдик, Титова, Кузнецова, 1968, 1970) проведен ряд опытов по установлению потребности молодняка норок в аминокислотах. Опыты проводили на самцах и самках стандартных норок, которых кормили по рационам, содержавшим 7,3-8,7 г переваримого протеина на 100 ккал корма. Источником животного белка в одних опытах служил фарш из бараньих и говяжьих голов (без языка), в других -фарш из ушей и губ крупного рогатого скота с разными добавками аминокислот. Эти субпродукты были взяты как наиболее дефицитные по триптофану, метионину, изолейцину и гистидину по сравнению со всеми другими известными мясными кормами. В состав рациона входили также мука и хлеб злаковых, свободный жир, кормовые дрожжи и смесь витаминных препаратов.

Рационы опытных групп различались по количеству серосодержащих аминокислот - метионина и цистина, триптофана, изолейцина и гистидина - и по их соотношению, которое регулировалось добавлением разных количеств этих аминокислот. Зверей в опытах кормили соразмерно поедаемости корма (по аппетиту) со строгим учетом остатков кормовой смеси. О соответствии уровня и соотношения аминокислот потребности зверей судили по интенсивности роста, величине отложения в теле белка, качеству зимнего волосяного покрова и в отдельных опытах по биохимическим, гистологическим исследованиям тканей разных органов. Качество опушения оценивали по густоте волосяного покрова подсчетом первичных и вторичных фолликулов на горизонтальных срезах кожи и непосредственно измерением на радиогустомере, наличию и характеру дефектов волоса (отклонение от нормы в структуре, эластичности и блеске) и по комиссионной товароведческой оценке шкурок.

Результаты этих опытов показали, что молодняку норок при высоком энергетическом питании (300 ккал в возрасте 2-3 месяцев; 320 ккал в возрасте 3-4 месяцев; 360 ккал в возрасте 4-6 месяцев и 300 ккал в возрасте старше 6 месяцев в сутки в среднем для самцов и самок) для нормального роста (конечная живая масса в ноябре 2 кг и более у самцов и 1 кг и более у самок) и получения зимнего опушения хорошего качества достаточно давать на 100 ккал обменной энергии 53 мг триптофана и 189 мг метионина и цистина.

Исходя из проведенных опытов норочьим щенкам (самцам и самкам в среднем по стаду) надо давать в среднесуточном рационе в 330 ккал с начала июля до середины ноября не менее 175 мг триптофана и 620 мг метионина и цистина. Для самцов, потребляющих за период роста в среднем 380 ккал в сутки, дачи триптофана должны составлять 200 мг, метионина и цистина 720 мг и более. Меньшие суточные дачи самцам триптофана (185 мг и ниже), метионина и цистина (560 мг и ниже) приводили к ряду физиологических нарушений (поражение почек, изменение состава плазменных белков) и ухудшению качества шкурки из-за снижения густоты волос и расщепления вершин ости.

Потребность молодняка норок в этих лимитирующих аминокислотах для мехообразования может быть удовлетворена дачей 7,5-8 г переваримого протеина на 100 ккал обменной энергии при преимущественном скармливании мясных субпродуктов и рыбных отходов с относительно низким содержанием триптофана (0,6-0,8% к протеину) и серосодержащих аминокислот (2,3-2,7% к протеину). При скармливании животных кормов, протеин которых в среднем содержит триптофана 0,9% и метионина (плюс цистин) 3%, молодняку норок достаточно давать 6,5-7 г переваримого протеина на 100 ккал.

При указанном уровне протеина с требуемым содержанием триптофана и серосодержащих аминокислот молодняк норок получает в рационах достаточное количество других незаменимых и заменимых аминокислот для роста.

Колебание содержания гистидина в этих рационах от 65 до 240 мг и изолейцина от 168 до 410 мг на 100 ккал не сказывалось на росте, состоянии зверей и развитии их волосяного покрова.

Изучение потребности в метионине и триптофане самок норок, выращиваемых для воспроизводства, показало, что им надо давать с 1 июля по декабрь триптофана не менее 73 мг, с января по апрель включительно не менее 86 мг, а метионина соответственно не менее 214 и 281 мг на 100 ккал обменной энергии. Меньшие дачи этих лимитирующих аминокислот приводят к снижению среднего выхода молодняка на самку (Перельдик, Титовa, Кузнецова, 1970).

Эти данные, полученные в экспериментах, нуждаются в поправке на хозяйственные условия. Поскольку в практике кормления зверей содержание протеина и аминокислот в рационах определяют обычно по табличным данным, а оно может не совпадать с фактически скормленным количеством, то с учетом важности надежного обеспечения животных протеином в практических условиях применяют нормы переваримого протеина для племенных норок, обеспечивающие примерно на 15% более высокий уровень лимитирующих аминокислот по сравнению с установленным в опытах.

Вопросы аминокислотного питания зверей еще далеко не изучены. Нуждаются в уточнении и полученные данные о потребности норок в аминокислотах в зависимости от физиологического состояния, уровня продуктивности, сезона и других условий.

Glem Hansen (1973) на основании своих наблюдений за ростом норочьих щенков в возрасте от 10 до 40 дней выявил, что даже при даче 10,5-12,1 г переваримого протеина на 100 ккал обменной энергии требовалось, чтобы на 100 г протеина приходилось триптофана 1 -1,5 г, метионина 2,3-2,8, цистина 1-1,5, лизина 6-6,6, аргинина 5,5-7,5, изолейцина 3-3,4 г.

В другом сообщении Glem Hansen (1977) указал, что норочьи щенки в начале октября наилучшим образом использовали протеин корма на отложение, когда количество серосодержащих аминокислот (метионин и цистин) доводили до 5,5 г на 100 г протеина. Увеличение содержания серосодержащих аминокислот до указанного уровня осуществимо лишь путем добавления к корму синтетического метионина. Чтобы не допустить при этом дисбаланса, потребуется на основании учета соотношения аминокислот в каждом конкретном рационе прибегать к дополнению протеина и другими синтетическими аминокислотами. Хозяйственная целесообразность повышения этим путем биологической полноценности протеина в рационах зверей нуждается в проверке.

Потребность голубых песцов в протеине. В более ранних исследованиях, в которых песцов кормили по рационам с малым содержанием жира, а основным источником энергии преимущественно служили тощие мясные корма и зерновые, лучшие показатели по росту и качеству волосяного покрова наблюдались при скармливании корма с содержанием 10-11,5 г переваримого протеина на 100 ккал (Абрамов и Повецкий, 1955).

Эти дачи протеина еще широко применяют в звероводческих хозяйствах, хотя уже накоплен экспериментальный материал, свидетельствующий о целесообразности значительного их снижения.

Rimeslatten и Аат (1964) на основании результатов выполненных в 1955-1956 и 1961-1963 гг. опытов пришли к заключению, что щенки песцов с 8-недельного возраста нормально растут на рационах с 6,2-6,7 г переваримого протеина при условии введения не менее 30-35% обменной энергии рациона в виде жира. Основному стаду в летнее время достаточно давать столько же белка, сколько растущему молодняку, а в зимнее время (с декабря до щенения) -7,5 г переваримого протеина на 100 ккал корма. Результаты щенения были в этом случае не хуже, чем на рационах с 11 г протеина. Самкам в первые 2 месяца лактации необходимо, по Rimeslatten, давать не менее 8-9 г переваримого протеина.

Для практический целей он предлагает следующие нормы переваримого протеина (г на 100 ккал обменной энергии): с декабря до щенения-9 (с колебаниями от 8 до 10), лактирующим самкам и щенкам до 8-недельного возраста-10 (с колебаниями от 9 до 11), отсаженным щенкам с 8- до 14-недельного возраста-9 (с колебаниями от 8 до 10) и с 14-недельного возраста до времени забоя на мех-8 (с колебаниями от 6,7 до 9).

Нижние пределы вполне надежно обеспечивают белком при использовании полноценных животных кормов и высоком содержании жира в рационе в размере 35- 40% от энергии корма.

В сообщении, сделанном на I Международном конгрессе по звероводству, Rimeslatten (1976) рекомендует использовать рационы для молодняка песцов в возрасте до 16 недель с содержанием протеина 8 г на 100 ккал, или 35%; жира-35-40% и углеводов около 30% от обменной энергии. В более старшем возрасте уровень протеина может быть снижен, по его мнению, до 6 г на 100 ккал. В период подготовки к гону, беременности и лактации количество протеина должно быть не ниже 30%, то есть не менее 7 г на 100 ккал при даче жира 25-30%, углеводов 40% от обменной энергии.

Последнее указание сделано исходя из того, что на более низком (ниже 30%) уровне протеина наблюдалось снижение численности щенков в пометах. Что касается гона и беременности, то на них колебание уровня протеина в пределах 25-40% мало влияло.

Rimeslatten не отметил также значительного изменения в развитии и качестве волосяного покрова щенков при колебании уровня протеина в рационах от 22 до 45% от обменной энергии.

Антипов (1968) показал, что молодняку песцов на рационах со сбалансированным по аминокислотам протеином, содержащих около 5 г жира на 100 ккал, для нормального роста и получения меха хорошего качества достаточно давать 7 г переваримого протеина на 100 ккал обменной энергии. Песцы достигали к забою живой массы 5,7-5,8 кг, от них получали шкурки площадью 2100 см2 (после сушки) с зачетом в 90% и более от наивысшей цены.

В этой же работе он установил, что молодняку песцов для нормального роста требуется давать на 100 ккал не более 200 мг метионина (плюс цистин) и 50 мг триптофана, но это количество аминокислот не обеспечивает нормального развития волосяного покрова. Для того чтобы щенки интенсивно росли и давали шкурки высокого качества, нужно скармливать им не менее 260 мг метионина и цистина и 70 мг триптофана на 100 ккал корма. Меньшие дачи аминокислот или другое соотношение замедляют рост волоса, уменьшают толщину ости и пуха, густоту пуха и приводят к свалянности волоса.

Сравнительную эффективность выращивания молодняка вуалевых песцов на рационах с 8 и 11 г переваримого протеина на 100 ккал изучал Глазов (1974). Он выявил, что самцы, которых кормили с 18 июля по рациону с 8 г переваримого протеина и 5,4 г жира на 100 ккал достигали к 20 ноября живой массы 6821 г, а получавшие 11 г протеина и 4 г жира - 6430 г. Самки на эту дату весили соответственно 5967 и 5533 г. Колебание уровня протеина в указанных пределах не оказало влияния на качество волосяного покрова. В исследованиях обмена веществ и энергии у молодняка песцов, получавших разный уровень протеина, Глазов (1976) установил, что переваримость протеина и величина его удержания (отложения) в теле растущего молодняка песцов мало изменились при колебании содержания его в рационе от 8 до 11 г на 100 ккал и постоянном уровне углеводов. Рассчитанное по балансу азота и углерода отложение энергии в теле было выше у щенков, получавших 8 г переваримого протеина и 5,15 г жира: на 7,1% в 2- 3 месяца, на 28,2% в 3-4 месяца и на 18,9% в 4-5 месяцев по сравнению со щенками, которых кормили по рациону с 11 г протеина и 3,71 г жира на 100 ккал. Связано это с тем, что затраты энергии на усвоение корма выше у щенков при большем содержании протеина.

Потребность серебристо-черных лисиц в протеине. Нормы белка для отсаженного молодняка лисиц по 1950 г. были построены на практических наблюдениях и результатах отдельных опытов. В рекомендациях того времени предусматривались повышенные дачи переваримого протеина порядка 10-11,5 г на 100 ккал обменной энергии (Jarl, 1944; Перельдик, 1945; Gunn, 1948; Rochman, 1949). На щенка в сутки приходилось по этим предложениям от 33-39 г протеина в 2-3-месячном возрасте с постепенным увеличением до 53- 59 г к 6-месячному возрасту. С целью уточнения потребности в протеине Hoie и Rimeslatten (1950) испытали влияние на рост лисьих щенков и качество их меха рационов с разным содержанием протеина, жира и углеводов. В качестве контроля ими были приняты нормы переваримых веществ, предложенные Rochman. На основании выполненных за период с 1944 по 1948 г. опытов авторы пришли к заключению, что потребность щенков лисиц в переваримом протеине в возрасте от 3 до б месяцев увеличивается от 46 до 52 г на зверя в сутки. Такие дачи протеина в сочетании с низким содержанием в рационе жира и повышенным количеством углеводов обеспечивают получение меха наиболее высокого качества. Что касается прироста живой массы, то она составляла в среднем за сутки 23-25 г как при более низких, так и при более высоких по сравнению с указанными выше нормами протеина.

Абрамов и Вахрамеев (1949) проверяли действие рационов с разным содержанием протеина на рост и качество опушения щенков с 4- до 7-месячного возраста. Они нашли, что при даче в первые месяцы после отсадки 10,5 г переваримого протеина можно в возрасте 4-5 месяцев снизить дачу белка до 10 г и с 5 месяцев и старше до 9 г на 100 ккал корма без ущерба для качества опушения. К аналогичным выводам пришли Фирстов и Вахрамеев в 1950 г. По их данным, щенки лисиц в возрасте от 2 до 3 месяцев нуждаются в получении 38-39 г, в возрасте от 3 до 4 месяцев-48-52 г протеина, в последующие месяцы роста дача протеина может быть снижена до 46-48 г на зверя в сутки.

Дальнейшему уточнению потребности молодняка в протеине были посвящены опыты Перельдика и Кима (1951). Они установили, что щенкам достаточно давать 40 г переваримого животного белка или по 46 г общего переваримого протеина в сутки в течение всего периода роста от отсадки до забоя на мех. В этих опытах молодняку в возрасте 2-3 месяцев на 100 ккал обменной энергии приходилось протеина 10,5 г, в возрасте 3-4 месяцев- 9,3 г, а в возрасте от 4 месяцев и старше - 8,3 г.

Маркова (1971 а) нашла, что на рационах с повышенным содержанием жира (5,5 г на 100 ккал) щенкам лисиц в возрасте с 3 до 7 месяцев достаточно 7 г переваримого протеина на 100 ккал, и при этом получаются высокие суточные привесы и шкурки хорошего качества. В ее опытах щенки в возрасте от 2 до 3 месяцев получали в сутки переваримого протеина 39 г, в возрасте от 3 до 4 месяцев и с 6 месяцев и старше - 42 г, в возрасте от 4 до 6 месяцев - 46 г. Данные Марковой согласуются с данными Harris, Basset и др. (1951), которые установили, что лисицы на рационах с 27% протеина к сухой массе корма (примерно 7,5 г переваримого протеина на 100 ккал) нормально растут и дают мех хорошего качества.

После 57г месяцев авторы исследования считают возможным снижать дачу протеина до 6 г на 100 ккал. Аналогичные результаты получил в своих опытах Ким (1960).

Маркова (19716) вырастила на высококонцентрированных по энергии и хорошо сбалансированных по серосодержащим аминокислотам рационах лисьих щенков с большой конечной массой (5,8-5,95 кг на 20 ноября) при даче всего лишь 5,7 г переваримого протеина на 100 ккал обменной энергии. В этих опытах переваримого протеина скармливали в сутки на зверя (г): в июне - 26, в июле-33, в августе-37, в сентябре-36, в октябре-32 и в ноябре-29. Шкурки подопытных зверей были хорошо опушены и оценены товароведами так же высоко, как и шкурки лисиц, выращенных на более высоких нормах протеина.

На основании анализа имеющихся данных можно считать, что при высоком содержании жира в корме (5 г на 100 ккал и более) молодняк лисиц хорошо растет и дает шкурку нормального качества на рационах с 6-7 г переваримого протеина на 100 ккал.

На умеренных по содержанию жира рационах (до 4 г на 100 ккал) норма переваримого протеина должна составлять 7-8 г на 100 ккал. Потребность лисиц в аминокислотах слабо изучена. Первые исследования в этом направлении Марковой (1971) дают основание считать, что лисьему щенку для нормального роста и образования меха надо давать в корме в период от отсадки до забоя в среднем в сутки 1150 мг метионина с цистином и 340 мг триптофана. Это количество аминокислот обеспечивает потребность зверя при средней даче переваримого протеина от 33 до 44 г в сутки, или 5,7-7 г на 100 ккал корма. При этой даче переваримого протеина необходимо следить, чтобы на 100 ккал корма приходилось не менее 200 мг метионина (плюс цистин) и 65 мг триптофана. При скармливании же 40 г и более переваримого протеина на зверя в сутки, или 7 г и более на 100 ккал корма, дача серосодержащих аминокислот может быть снижена до 180 мг и триптофана - до 50 мг на 100 ккал корма.

Все сказанное выше относится к молодняку лисищ выращиваемому на мех. Что касается племенного молодняка, то ему надо давать в период роста (с июня по ноябрь) на 100 ккал 7 г переваримого протеина с содержанием не менее 245 мг метионина и цистина и 70 мг триптофана. Меньшие количества этих аминокислот (180-210 мг серосодержащих аминокислот и 50-65 мг триптофана на 100 ккал) в период роста приводили к ухудшению показателей воспроизводства.

Потребность взрослых лисиц в протеине мало изучена. Предложенные разными исследователями нормы протеина основаны преимущественно на обобщении результатов кормления зверей в лучших по показателям воспроизводства хозяйствах. С июля по ноябрь кормить взрослых лисиц рекомендуется по протеиновым нормам" принятым для молодняка. Так, Jarl (1944) предложил давать самкам лисиц в этот период по 45 г, а с ноября до щенения по 50 г протеина на Зверя в сутки. Перельдик (1965) рекомендует давать взрослым лисицам с июля по ноябрь по 41-53 г переваримого протеина на зверя, или 7,5-9,5 г в расчете на 100 ккал. Меньшие дачи указаны для рационов с высоким содержанием жира (5 г и более на 100 ккал) и большие дачи для рационов с низкой концентрацией энергии (Зги менее жира на 100 ккал).

В период размножения (с декабря до щенения) нормы протеина должны быть выше-9,5-10,5 г на: 100 ккал.

По Jarl, самкам в период лактации со средним по величине пометом требуется 35 г переваримого протеина в первую неделю, 70 г - во вторую, 110 г - в 3-4-ю и 180-в 5-8-ю неделю.

Из имеющихся данных следует, что в летне-осенний период взрослым зверям достаточно давать на 100 ккал 7-9 г переваримого протеина, в зависимости от жирности корма. Что касается зимнего периода, то нормы протеина не должны быть ниже 9 г на 100 ккал корма.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://animalialib.ru/ 'Животноводство'

Рейтинг@Mail.ru